Новости

22.02.2023

Бизнесмены поневоле

1959

«Казахстанская правда», 23 февраля 2023 года

Почему нынешняя экономическая политика не способствует переходу малого бизнеса в средний? Как меняются подходы государства по отношению к предпринимательству? Об этом в интервью «Казахстанской правде» рассказал уполномоченный по защите прав предпринимателей РК Рустам Журсунов.

– Касым-Жомарт Токаев в Послании народу «Казахстан в новой реаль­ности: время действий» от 1 сентября 2020 года отметил необходимость внед­рения системной поддержки предпринимательства и поручил запустить полноценное «регулирование с чистого листа». Рустам Манарбекович, расскажите, что на сегодня удалось для этого сделать?

– В конце 2020 года Главой государства был подписан Указ «О мерах по внедрению новой регуляторной политики в сфере предпринимательской деятельности», в котором сформулированы ключевые задачи по регулированию бизнеса. Подходы к их реализации закреплены соответствующим законом.

За истекший период Правительством совместно с представителями бизнеса проведена полная первичная ревизия всех нормативных правовых актов и прочих документов, регламентирующих деятельность предпринимателей. При этом учитывались следующие моменты: любые требования к бизнесу должны быть практически исполнимыми, изложенными в доступной форме без двоякого толкования, удобными и необременительными. Уровень жесткости госрегулирования должен зависеть от степени риска.

Совместными усилиями разработаны проекты необходимых для реализации новых подходов НПА – порядок формирования и ведения реестра, осуществ­ления анализа регуляторного воздействия, оценки управления рисками в рамках государственного контроля и надзора. Разработаны очередной пакет законодательных поправок по улучшению условий ведения бизнеса и методические материа­лы для проведения пересмотра требований.

В эту работу были вовлечены более ста экспертов от бизнес-сообщества. На сегодня рабочими группами рассмотрены все 44 сферы регулирования, в которых проанализировано 2 823 НПА. Выявлено 128 тысяч 117 требований, из которых 10 тысяч 108 не соответствуют базовым условиям новой регуляторной политики.

С прошлого года регулирующие госорганы отменяют и пересмат­ривают требования в рамках подзаконных актов. Планируется, что данная работа будет завершена в течение первого-второго кварталов нынешнего года.

Помимо этого, предварительно выявлено 66 законодательных актов, которые требуют отмены либо изменения требований. Работа в данном направлении тоже продолжается.

– Какие-то новшества уже начали действовать с начала текущего года?

– В силу вступили новые подходы госконтроля, авто­матизация СУР при формировании графиков проведения проверок и профконтроля. Начала действовать норма, предусмот­ренная в рамках запуска Реест­ра обязательных требований, – если требование не включено в данный документ, то по нему госорган не вправе наказывать.

– Серьезной проблемой для отечественного бизнеса остается нехватка кредитных ресурсов. Об этом неоднократно говорил и Глава государства. Как решаются проблемы с доступным финансированием для малых и средних предприятий?

– Основными вопросами дос­тупности кредитования являются уровень ставок по кредитам и залоговое обеспечение. Сегодня кредиты обходятся довольно дорого (от 20–21% годовых), главным образом за счет текущего уровня базовой ставки Нацбанка (16,75%).

Чем выше стоимость фондирования, тем меньше рентабельность. И все меньше и меньше компаний, производств могут брать кредиты и обслуживать такие высокие процентные ставки.

Вместе с тем успешное развитие бизнеса в значительной степени зависит от обеспеченности предпринимателей как долгосрочными, так и кратко­срочными финансами – только при таких условиях может работать экономика. По поручению Главы государства проводится большая работа по созданию дополнительных мер и стимулов по вовлечению финансовых инсти­тутов в кредитование реаль­ного сектора. Я имею в виду, к примеру, принятие временных регуляторных послаблений для банков по стимулированию кредитования бизнеса, интеграцию их информационных систем с госбазами данных.

Но на динамику кредитования, очевидно, влияют не только желания и возможности финансовых институтов, но и экономическая конъюнктура. Бизнес оценивает свои риски и принимает решение по проектам. Это вполне разумно – с осторож­ностью относиться к принятию на себя рисков, связанных с возросшей стоимостью финансирования и с некоторой неопределенностью. В этих условиях повышается роль льготного финансирования и гарантирования в рамках госпрограмм.

В период карантинных ограничений, связанных с пандемией коронавируса, предприниматели, безусловно, ощутили позитивное влияние господдержки. Именно обширные госпрограммы объяс­няют, почему бизнес сравнительно благополучно пережил это время.

Одними из самых востребованных, по нашим наблюдениям, стали инструменты льготного финансирования в рамках Нацпроекта по развитию предпринимательства и проекта «Экономика простых вещей».

– Рустам Манарбекович, почему же тогда средний бизнес отстает в развитии от малого? Ему нужны другие стимулы?

– На мой взгляд, государственная поддержка и механизмы стимулирования непропорционально смещены в сторону малого бизнеса и в итоге стали антистимулами для развития среднего бизнеса. Мораторий на проверки действует только в отношении субъектов малого и микропредпринимательства. Освобождение от налогов на доходы также распространялось на малый бизнес.

Если Правительство не примет необходимых мер, то предприя­тий среднего бизнеса может стать еще меньше. Чтобы пре­одолеть диспропорции, во-первых, следует определить отрас­левые приоритеты с учетом потенциала роста, внутреннего и внешнего спроса: АПК, легкая промышленность, строительная индустрия, металлообработка, машиностроение. Эти отраслевые приоритеты должны быть закреплены при реализации финансовых мер поддержки в рамках всех госпрограмм.

Мы полагаем, прямая финансовая поддержка должна предоставляться исключительно конкурентоспособным предпринимателям, имеющим потен­циал роста и развития. Критерии по отбору компаний, претендующих на получение прямой господдерж­ки, должны быть разработаны с учетом мнения бизнеса, чтобы обеспечить равный и справедливый доступ к ней.

Важно, чтобы господдержка МСБ оказывалась в обмен на встречные обязательства по развитию: это рост выручки, занятости, новые разработки, цифровизация, выход на новые рынки и прочее.

Поскольку текущий уровень налоговой нагрузки на малый и средний бизнес в Казахстане достаточно низок, дальнейшее ее снижение для всех субъектов МСБ едва ли позволит достичь значимого эффекта. Вместе с тем для компаний в стадии быстрого роста целесообразно предусмот­реть специальный механизм налогового стимулирования – приростную налоговую льготу, размер которой рассчитывается пропорционально средней величине прироста выручки за несколько лет.

– Одну из тенденций Вы уже назвали. Какие еще факты можете добавить к «портрету» казахстанского малого и среднего бизнеса?

– Это незначительная доля среднего бизнеса (менее 0,2%), который не демонстрирует тенденций к росту на протяжении последнего десятилетия.

Государственная поддержка и механизмы стимулирования предпринимательской деятельности, напротив, тормозят развитие среднего бизнеса: предприниматели принимают рациональное решение о фрагментации бизнеса, дабы он оставался в категории малого, чтобы не повышалась налоговая и другая административная нагрузка.

Наш бизнес ориентирован на внутренний рынок, интенсивность его экспортной дея­тельности низка. В малом и среднем бизнесе только порядка 6% прямых и 4% косвенных экспортеров.

Очевидно, что доминирует социальная роль МСБ, который «абсорбирует» непродуктивную занятость. Многие люди – вынужденные предприниматели, поскольку не могут найти подходящей работы. Это подтверж­дают данные Глобального мониторинга предпринимательства в Казахстане. Доля общей предпринимательской активности казахстанцев, мотивированных необходимостью, выросла с 17,8% в 2017 году до 40% – в 2020-м.

Эта довольно тревожная тенденция, свидетельствующая об ухудшении экономической ситуации в стране. Пора, наконец, обеспокоиться и отсутствием значимого слоя быстрорастущих малых и средних фирм (0,6%). По доле быстрорастущих компаний Казахстан отстает минимум в три-пять раз от развитых стран.

Высока доля пассивных фирм (55%), не ведущих ни инвестиционной, ни инновационной деятельности. Отечественный малый и средний бизнес отличается низкой выживаемостью, он очень «хрупкий». Средний возраст малых и средних фирм – 11,2 и 15,3 года, соответственно. То есть в полтора раза ниже, чем в других постсоветских странах.

Конечно, количество активных субъектов МСБ выросло за последние 15 лет. По предварительным данным, в 2022 году доля валовой добавленной стои­мости малого и среднего предпринимательства в ВРП составила 35,7% (в 2021-м – 33,5%). Однако количественный рост не сопровождается качественными изменениями в отношении влия­ния МСБ на диверсификацию экономики.

– Известно, что излишние контрольные функции госорганов создают почву для коррупции. Какие примеры давления на бизнес Вы можете привести?

– В их числе взаимоотношения госорганов и бизнеса по договорным обязательствам – чаще всего это строительство, госзакупки, госзаказы. Зачастую уголовные дела в отношении чиновников, а вместе с ними пос­тавщиков-предпринимателей, связанные с мошенничеством, присвоением, растратой, халатностью, являются следствием ненадлежащего исполнения договоров.

Сохраняется избирательный подход правоохранительных органов. В одних случаях ссыла­ются на гражданско-правовые отношения, в других регистрируют заявления и заводят уголовные дела.

Мы благодарны Генеральной прокуратуре за то, что она взяла под пристальный контроль досудебное расследование.

Всем органам уголовного преследования направлено указание от 2 сентября 2022 года, которое детально регламентирует порядок регистрации досудебных расследований в отношении субъектов предпринимательства. В частности, прямо запрещено регистрировать в Едином реестре досудебных расследований (ЕРДР) заявления и сообщения, имеющие гражданско-правовой характер.

На практике заключения органов госаудита – КВГА Минфина, ревизионных комиссий – зачас­тую становятся основанием для начала уголовного преследования. Проверки госорганами заказчиков отражаются на их поставщиках-предпринимателях. Система выстроена так, что результаты госаудита, проведенного по запросу право­охранительных органов, в принципе невозможно обжаловать в рамках административных процедур. Предприниматель сразу попадает в уголовный процесс со всеми вытекающими последствиями.

– Неужели эта проб­лема неразрешима?

– Предложения бизнес-сообщества по урегулированию этой ситуации поддержаны Министерством финансов. В Правила госаудита внесены поправки, предпринимателям предоставлена возможность обжалования его итогов.

К примеру, в августе 2022 года внесены дополнения в Правила проведения внутреннего государственного аудита и финансового контроля. Теперь передача материалов внутреннего гос­аудита, содержащих признаки уголовного правонарушения, осуществляется через органы прокуратуры после соблюдения объектами аудита апелляционного и судебного порядка урегулирования споров.

Предприниматели, чьи права затронуты аудиторскими мероприятиями, также могут обжаловать их в судебном порядке.

– Рустам Манарбекович, на что обычно жалуются предприниматели?

– Большое количество исков касается действий (бездействия) местных исполнительных органов (1 873, или 21%), цент­ральных госорганов (4 843, или 56%) и их территориальных учреж­дений. При этом пре­обладают жалобы, касающиеся земельных, налоговых и антимонопольных споров, а также споров в сфере архитектуры и градостроительства, сельского хозяйства, государственных закупок, охра­ны окружающей среды и нед­ропользования. Практически по каждому процессу мы принимаем участие на всех стадиях судебного разбирательства на стороне предпринимателей.

Согласно сведениям, представленным Верховным судом, по республике на конец минувшего года в суды АППК от представителей бизнеса поступило 8 733 иска. Из них с решением суда первой инстанции рассмотрено 3 220 дел (37%), в пользу бизнеса – 1 766 (55%), с отказом в иске – 1 454 (45%).

МАРИНА ДЕМЧЕНКО

«...Следует всячески поддерживать отечественный бизнес, так называемую национальную буржуазию, а тех, кто препятствует его развитию необоснованными проверками, поборами, рейдерством, нужно строго наказывать...».

Выступление Главы государства К. Токаева
на расширенном заседании Правительства,
15 июля 2019 г.

Журсунов Р.М.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей РК

Блог Уполномоченного по защите прав предпринимателей Казахстана создан для того, чтобы у Вас была возможность напрямую обратиться ко мне и я надеюсь, что он будет способствовать конструктивному диалогу между нами - пишите отклики, делитесь мнениями, вносите предложения. Все ваши комментарии обязательно будут прочитаны мной.

Партнеры

Национальная палата предпринимателей РК «Атамекен»
Генеральная прокуратура
Инструкция
Электронное правительство
Информационно-правовая система нормативных правовых актов Республики Казахстан