Новости

06.09.2017

Болат Палымбетов: О состоянии бизнеса в РК, интернет-коммерции и криптовалютах

1259

Today.kz

Фото пресс-службы бизнес-омбудсмена РК

Корреспондент Today.kz узнал, как обстоят дела с защитой прав предпринимателей в Казахстане.

В Казахстане институт бизнес-омбудсмена начал работу в 2016 году, после вступления в силу нового Предпринимательского кодекса. Защита прав и интересов бизнеса – это, если коротко, основная задача омбудсмена.

Что было сделано за это время? Каково состояние бизнеса в целом и станет ли он двигателем казахстанской экономики? С этими вопросами Today.kz обратился к человеку, знающему эту сферу лучше кого-либо другого в стране, – уполномоченному по защите прав предпринимателей Болату Палымбетову.

- Болат Абылкасымович, 19 февраля 2016 года вы были назначены на должность бизнес-омбудсмена. Вместе с тем у вас значительный опыт работы в частном и квазигосударственном секторах. Когда вы вступили в новую должность, как бы вы охарактеризовали состояние прав предпринимателей в Казахстане? За что как омбудсмен решили взяться в первую очередь?

- Я хочу подчеркнуть, что для омбудсмена не создавалась какая-либо новая структура – гораздо раньше была учреждена Национальная палата предпринимателей "Атамекен", которая занимается в том числе и решением проблем бизнеса в Казахстане.

То есть я как бизнес-омбудсмен возглавил уже выстроенную систему правовой защиты при "Атамекене", она выступает своего рода нашим рабочим органом.

Начали работать мы с анализа жалоб, которые поступали как в аппарат бизнес-омбудсмена, так и в НПП. Все проблемы, описанные в обращениях предпринимателей, можно условно разделить на две группы.

Первая группа – это системные проблемы, касающиеся законов, нормативно-правовых актов, налогообложения. Вторая группа – проблемы региональные, такие, как отказ в выдаче земельного участка на строительство и так далее.

Среди системных вопросов первой была, конечно, статья Уголовного кодекса о лжепредпринимательстве.

- У бизнеса было много проблем, связанных с ней...

- Да, их было очень много. Я бы назвал эту проблему кричащей. Я вообще считаю, что если есть статья, по которой страдают добросовестные предприниматели, или есть статья, где может быть двоякое толкование, то ее надо убирать.

Со лжепрепринимательством мы уже разобрались. Здесь нужно выразить благодарность Генеральной прокуратуре, правительству и парламенту, которые поддержали нас. Статья была исключена.

По налогообложению тоже очень много споров. Как это бывает: приходят к предпринимателю налоговики, составляют на него разные акты по нарушениям. Куда ему обращаться, чтобы доказать свою правоту в такой ситуации? Нужно идти в суд. Но не все могут себе это позволить.

Для решения проблемы 1 июля начала действовать норма, по которой все жалобы бизнеса будут рассматриваться на апелляционной комиссии при министерстве финансов. В комиссии будут работать профессионалы, которые будут принимать жалобы и проверять, правильно ли был наложен штраф или проведено начисление. Надеюсь, это поможет бизнесу.

Также сейчас рабочая группа работает над новым налоговым кодексом. Глава государства давал по этому вопросу четкое поручение – максимально упростить налоговое законодательство, чтобы оно стимулировало деловую активность. Работа идет полным ходом.

Конечно, тяжело создать документ, который бы устраивал всех. Но какой-то компромисс можно найти. Главное, чтобы в законе не было разночтений, чтобы его нельзя было интерпретировать.

Третье направление – это гуманизация. Во-первых, Президентом страны была объявлена амнистия капитала – в итоге по ней бизнесмены легализовали около пяти триллионов тенге.

Вторая амнистия была приурочена к 25-летию независимости, охватила она и осужденных за совершение экономических преступлений. И уже сегодня более 600 человек из их числа возвращены в экономическую деятельность страны. Все-таки люди, которые сидели по экономическим преступлениям, не представляют такой опасности для общества, чтобы их держать за решеткой.

Касательно экономических преступлений решился вопрос о том, чтобы смягчить наказание и не лишать предпринимателей свободы за любой проступок. Поэтому за первое преступление, если человек все осознал и выплатил, сурового наказания не будет. И многие статьи уже перешли на штрафы.

- А какова ситуация в регионах? Акиматы идут навстречу в решении проблем бизнеса?

- Мы объездили весь Казахстан и встречались с предпринимателями. Любой бизнесмен мог прийти к нам и задать свой вопрос. Все-таки, чтобы понять какую-то проблему, нужно в нее вникнуть. В нашей сфере нужно прежде всего поговорить с предпринимателями. И не в форме статистики, а вживую.

Что касается конкретных проблем, то это, в первую очередь, предоставление земельных участков малому и среднему бизнесу под строительство и расширение деятельности.

Предприниматели годами не могли добиться получения участков из-за несоответствия генеральному плану городов. Сейчас эта проблема уже находит решение – все акиматы начали размещать свои генпланы на сайтах. Таким образом, все свободные участки на виду, а отказы почти прекратились. Транспарентность исключает все проблемы.

Теперь встал другой вопрос – прозрачность при выдаче земельных участков.

Мы предложили акиматам выставлять их на аукционы. Это один из самых прозрачных видов экономической деятельности. Но, в конце концов, это добровольное право регионов.

Есть еще выдача участков под инвестпроекты. Если инвестор хочет построить хороший объект, предприятие, то можно давать землю без аукциона. Это законно. Но тогда нужно информацию публиковать, чтобы был своего рода "народный контроль". Пообещал построить и получил участок – так построй.

Это одно из предложений, которое мы сейчас вносим – публиковать списки компаний, получивших земельные участки на тот или иной проект.

- И реакция от акиматов уже есть?

- Мы встречаемся с ними, и в основном они нас поддерживают.

Сегодня бизнес подстраивается под новые реалии экономики. Да, где-то он ужимается, объединяется и меняется. Поэтому предприниматели просят, чтобы государство и местные власти тоже перестраивали свой подход к бизнесу.

Другими словами, бизнес говорит: "Если не можете помочь, то не мешайте".

- В Казахстане исторически сложилось, что в экономике много государства, и, как считается, это мешает развитию частного сектора. Но есть и другое мнение, что бизнес часто сам добровольно попадает в зависимость от государства. Допустим, предприниматель ведет свое дело, но, чуть что, объявляет себя банкротом и просит субсидии. И государство дает деньги. Что это за явление?

- Как вы знаете, сейчас у нас идет приватизация. Предприятия и целые нацкомпании выставляют на аукционы, собираются выводить на IPO. Начали действовать принципы Yellow Pages – там, где есть бизнес, не должно быть государственного участия.

И предприниматели говорят: "Пусть нацкомпания занимается тем, для чего она создана". То есть если она добывает нефть, то пусть и занимается ее добычей и транспортировкой. А ремонт и прочее можно отдать бизнесу. Там, где присутствуют стратегические интересы страны, должно быть государство, а сервис пусть будет у рынка. Это сейчас, в принципе, и делается.

По второй части вопроса, о субсидиях. У нас работают фонд "Даму", Банк развития Казахстана, "КазАгро" и другие – такие институты созданы для поддержки бизнеса.

Они предлагают льготное кредитование, дотации, займы для инвестиционных проектов, микрокредитование сельского населения, лизинг в агропромышленном комплексе, субсидирование – это все мировая практика, нормальные вещи. Другое дело - как они работают.

И все государственные программы – это не догма. Если есть какие-то хорошие предложения, которые могут помочь работе, то можно их и добавить.

Фермеры, к примеру, предлагают вместо выделения субсидий передать деньги коммерческим банкам, чтобы те финансировали агропром. Это тоже можно обсуждать. У нас уже есть хорошие фермерские хозяйства, которым не до субсидий – им нужны "длинные" деньги под низкий процент для расширения и развития.

Но, конечно, остаются и те, кому нужны субсидии для поддержания своего бизнеса. Поэтому тут нужно вопрос рассматривать внимательно.

Важно помнить, что государство не может полностью финансировать весь бизнес. Параллельно должны работать банки, частные инвестиционные фонды и другие финансовые институты, которые должны финансировать бизнес. Без широкого доступа к средствам мы роста не получим.

- Касательно отношения к предпринимательству. Сейчас среди молодежи стало популярно заниматься госзакупками. Но они в них участвуют не как производители, а как посредники. Как Вы считаете, не сказывается ли это отрицательным образом на восприятии бизнеса молодыми казахстанцами?

- Бороться с такими ребятами, я считаю, не надо, если они не нарушают закон. Нужно просто дальше создавать условия для развития отечественных товаропроизводителей.

То, о чем вы говорите – это просто посредничество, дилерство. Это законная деятельность: участник закупок официально участвует в тендерах, показывает свои цены. А когда выигрывает, предоставляет товар.

Думаю, что для таких ребят это временное занятие. Раньше, в 1990-х годах, многие сделали стартовый капитал именно на торговле, посредничестве – на рынках и биржах продавали товар, а уже после открывали свое дело.

- У вас большой опыт работы в частном, государственном и квазигосударственном секторах. Если бы Вы сейчас решили открывать бизнес, то с чего бы начали?

- В таком деле прежде всего надо понять, чем ты хочешь заниматься. Также важно создать четкий бизнес-план и определить, откуда брать финансирование, под какой процент и так далее.

Вот, допустим, я хочу создать и продать какой-то продукт. Для этого мне необходимо рассчитать, какая у него себестоимость, какие конкуренты уже есть на рынке, какая будет примерная прибыль.

Следом уже идет финансирование. У кого-то есть первоначальный капитал, кто-то идет в банк, но есть и институты развития, к примеру, фонд "Даму", где можно показать свой проект и получить различную помощь.

Таким образом, маркетинг и финансирование – две важнейшие вещи. А что касается сложностей, то это зависит от специфики бизнеса, региона и вашего маркетинга. Впрочем, сейчас масса есть курсов для предпринимателей. Например, Bastau Business.

Вообще, я считаю, необходимо введение в школьную программу курса "основы предпринимательства". Так дети смогут понять, что такое прибыль, маркетинг, кредит, субсидия и так далее. Если мы говорим о развитии массового предпринимательства в Казахстане, то граждане должны знать азы уже со школьной скамьи.

- Сейчас везде муссируется образ предпринимателя как богатого успешного человека. Если мы будем внедрять такие курсы в школах, не считаете, что, вкладывая больше в образ предпринимателя, мы понизим статус рабочих профессий? Он, к сожалению, сейчас и так невысок.

- В школах есть много предметов – физика, математика, языки. Но не все же стали математиками, физиками или лингвистами. Поэтому основы предпринимательства – это просто новое веяние в стране, запрос рынка. Очевидно, что не каждый станет предпринимателем – это нормально. Наоборот, мы даем ребенку возможность осознать, что ему нравится еще в школе. Другими словами, мы просто увеличиваем число направлений, где человек может себя проявить.

Что касается рабочих специальностей, то в 2017 году стартовала программа продуктивной занятости и массового предпринимательства. Он дает всем желающим казахстанцам право бесплатного получения рабочих специальностей.

- Очень много с высоких трибун говорится о том, что в Казахстане нужно развивать IT-технологии и электронную коммерцию. Пока что у нас, как видится со стороны, такая коммерция представлена в основном бизнесом в Астане и Алматы. В регионах же дело пока остановилось на использовании в продажах возможностей Instagram-а. Как вы считаете, почему так получилось и какие шаги нужно сделать государству и бизнесу, чтобы дать толчок внедрению современных технологий в массовое предпринимательство?

- По этому вопросу я всегда говорю: "Никто раньше не ожидал, что когда-то у каждого человека будет свой телефон, а в телефоне фотоаппарат, видеокамера и телевизор. А сейчас он почти у всех есть".

Поэтому цифровизацию в Казахстане проводить правильно и вполне реально. Да, остаются вопросы по условиям – не хватает необходимой инфраструктуры. Но сейчас и этим занимаются.

Что касается IT-образования – то сейчас уже любой ребенок хорошо разбирается в технике. А население у нас и так в целом образованное. Поэтому по человеческому капиталу препятствий не будет.

- Нынешнее увлечение бизнеса – криптовалюты и технология "блокчейн". Наш рынок готов к массовому внедрению таких технологий или же нам еще только предстоит проделать этот путь?

- Криптовалюта – явление новое. После завершения выставки EXPO-2017 там будет работать Международный финансовый центр "Астана". Насколько я знаю, они эти вопросы уже изучают.

По криптовалютам до сих пор есть много вопросов. Где-то их признают как товар, где-то – как валюту. В США, Германии и Сингапуре Bitcoin закреплен как имущество граждан, и при его продаже нужно платить налог. В Китае операции с биткойнами запрещены для банков, но разрешены для физических лиц. В Швейцарии на криптовалюты действуют такие же правила, как и на иностранные валюты. Но центробанки большинства стран мира видят в криптовалютах угрозу для национальных валют.

Поэтому изучение вопроса – это работа не одного дня.

Если говорить о криптовалюте как об инструменте инвестирования, то бизнес уже рассматривает электронные деньги как альтернативный инструмент инвестиций. Если говорить о средствах оплаты, то бизнес готов осуществлять оплату с помощью криптовалюты. Особенно это выгодно тем, чей бизнес связан с импортом товаров. Так как курсовая разница оказывает давление на импортеров, внедрение и легализация криптовалюты как платежного средства позволило бы снять барьер в виде курсовой разницы.

Что касается "блокчейна", то тут больше нужно учитывать интерес государственного сектора. "Блокчейн" можно рассматривать как долгосрочный инструмент хранения.

Во всем мире эти вопросы обсуждаются. И мы тоже должны участвовать в этом, чтобы не остаться в «хвосте» новых трендов.

- Как вы считаете, когда-нибудь частный бизнес сможет стать драйвером нашей экономики?

- Однозначно. Мы к этому стремимся, и уже сейчас порядка трех миллионов казахстанцев работают в малом и среднем бизнесе.

В целом нам нужно привести в сектор МСБ порядка 60-70 процентов населения. Конечно, для этого нужно много сделать.

Важную роль здесь играют госорганы, которые должны упрощать доступ к инфраструктуре и снижать бюрократию. К примеру, если какой-то инвестор хочет поставить предприятие в регионе, у него разве должна голова болеть о том, как участок получить и бороться с бумажной волокитой? Конечно, нет.

А инвесторы у нас – это не только корпорации, которые строят заводы, но и тот же МСБ. Если кто-то хочет расширить свою хлебопекарню, то и у него не должно быть проблем. Для чиновника не должно быть важно – появится тысяча или 10 рабочих мест. И те, и те – граждане Казахстана, и важно, что они получат работу.

Вот еще что интересно: доходная часть МСБ не всегда высокая, но тут большее значение играет вовлечение населения в производство. То есть такой бизнес обеспечивает людей работой. Еще малый бизнес очень гибкий. Он может перестраиваться под конъюнктуру рынка.

А стимулирование бизнеса – это вопрос развития страны.

- Спасибо за интервью.

Автор статьи: Юрий Масанов

«...Следует всячески поддерживать отечественный бизнес, так называемую национальную буржуазию, а тех, кто препятствует его развитию необоснованными проверками, поборами, рейдерством, нужно строго наказывать...».

Выступление Главы государства К. Токаева
на расширенном заседании Правительства,
15 июля 2019 г.

Журсунов Р.М.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей РК

Блог Уполномоченного по защите прав предпринимателей Казахстана создан для того, чтобы у Вас была возможность напрямую обратиться ко мне и я надеюсь, что он будет способствовать конструктивному диалогу между нами - пишите отклики, делитесь мнениями, вносите предложения. Все ваши комментарии обязательно будут прочитаны мной.

Партнеры

Национальная палата предпринимателей РК «Атамекен»
Генеральная прокуратура
Инструкция
Электронное правительство
Информационно-правовая система нормативных правовых актов Республики Казахстан